Far far away

Cупружеские отношения имеют ценность и для мужа и жены, и для подрастающих детей. Если нерешенные проблемы между родителями существенны, дети часто отражают их в своем поведении, становятся так называемыми «носителями симптома».

Behind the word mountains

Чтобы развод родителей не стал для ребенка травматичным опытом с негативными последствиями и психологической травмой с негативным влиянием на его психику, ребенку нужно помочь пережить этот период и адаптироваться к новой социальной ситуаций.

Far from the countries Vokalia

Мало какой возраст может быть столь же несносным, как подростковый. И хотя детские кризисы (тот же кризис трех лет) способны вытрясти всю душу из родителей, подростковый кризис – особый случай. Уже потому, что ребенок повзрослел и во многих областях жизни располагает недетскими возможностями.

There live the blind texts

Дети сталкиваются с проблемами при овладении различными навыками: чтением, письмом, счётом, пониманием математических задач, запоминанием и упорядочиванием (анализа) информации. Если вы отмечаете такие проявления у своего ребёнка, обратитесь за консультацией к специалистам центра «Август».

Прощение и прощание

Прощение и прощаниеНачитавшись недавно в сети всякого очень разного по поводу «Прощенного Воскресенья», задумалась. И решила рассмотреть, а что для меня значит — прощать? И просить прощения… И зачем/почему я это делаю или не делаю.

Сразу понимаю, что просить прощения могу из нескольких очень разных состояний:

1. Из вежливости. («простите за беспокоство») При этом я не совершаю ничего нехорошего, не чувствую себя виноватой. Просто помню, что в подобных случаях воспитанным людям принято произносить такие выражения, и повторяю их.

2. Из состояния неловкости, когда ненамеренно причинила человеку небольшое неудобство (толкнула, нечаянно подставила, опоздала на встречу, неверно поняла и т.п.). При этом я чувствую себя виноватой и признанием своей вины (через то, что прошу прощения) хочу поскорее от вины избавиться и закрыть неудобную ситуацию.

3. Из страха. Когда намеренно или нет, сделала то, чем другой человек сильно недоволен, и теперь боюсь возмездия и\или хочу это возмезние уменьшить. Виноватой при этом я могу себя и не чувствовать.

4. Из сердечного раскаяния. Когда вольно или невольно причинила другому боль, которую ощущаю, как свою. Виноватость собственная, которая причиняет боль. И мне от этого на душе тяжко, и хочется эту тяжесть и боль облегчить хоть немного. И откуда-то есть знание, что если попросить прощения — станет легче. А если тот, кому причинила боль, сможет меня по-настоящему простить, то есть — не держать тяжести душевной на меня — то, возможно, и я смогу сама себя простить за сделанное…

5. Из потребности очистить/облегчить душу. Обычно, это бывает перед ключевыми событиями в жизни — перед смертью, перед расставанием надолго или навсегда, перед родами/операцией или каким-то смертельно опасным делом, при кардинальной смене жизни — свадьбе/переезде и т.п. При этом вины могу и не чувствовать, но от души хочу, чтоб и неосознанные мною, нечаянно нанесенные обиды и боль — не тяготили меня через чужие на меня напряги…

С «прощать» все намного сложнее. Хотя бывают и простые варианты, когда у меня обиды/боли нет, и потому нечего прощать. Человек говорит «прости», и я подтверждаю, что на этом месте с моей стороны все чисто.

Еще один простой вариант — когда обида\боль очень невелики и основное напряжение в том, что я не понимаю, увидел ли человек, что повел себя небережно. Или в том, что я не понимаю, почему человек так поступил, его поведение в ситуации мне не понятно, и это напрягает даже больше, чем результат его действий. В таком варианте, когда мне говорят «прости» — этого либо оказывается достаточно, чтобы все мое напряжение ушло, либо это дает возможность мне задать вопрос о том, почему человек так себя повел, понять его, и этим убрать свое напряжение от непонимания.

И на этом — все. Никаких напряжений с человеком нет, можно дальше общаться или не общаться, но ничего не тянет. Счастье. Ситуацию можно оставить в памяти прошлого и больше к ней не возвращаться. Видимо, вот этим «прощЕние» и близко по сути «прощАнию» — расставание в данном случае происходит не с человеком, а с событием в жизни, которое по факту уже давно в прошлом, а в сознании тот, кому больно и обидно, тащит его с собой через время, лишним грузом. И в дальнейшем может смотреть на другого человека только через пленку этой «непрощенности» разной степени…

Но есть еще варианты. Вспоминая себя, вижу как минимум, два. Когда от того, что у меня просят прощения, облегчение не приходит, боль не уменьшается или уменьшаются незначительно. Это случаи, когда другой человек, вольно или невольно, причинил мне сильную боль.

Самое противное — когда боль причинили невольно, нечаянно, без умысла и понимания, что мне больно. Простой пример — человек нечаянно испортил вещь, которая мне очень дорога. И просит прощения. И я понимаю, что не могу его винить с силой той боли, которую переживаю. Но и простить, то есть дальше общаться с ним не через пленку этой боли, тоже не могу…

Другой случай — когда человек раскаивается и просит прощения за то, что сделал мне больно, зная, что причиняет боль. Не важно — хотел ли он меня уязвить, или просто пренебрег этим знанием. И теперь искренне раскаивается — значит, испытывает боль от того, что сделал больно мне. В такой ситуации у нас обоих есть боль, которую хочется устранить, и понимание, что мы можем друг другу в этом помочь.

От одного извинения, даже очень искреннего, я скорее всего простить его не смогу, но мне станет несколько легче. А дальше все зависит от того, хочу ли/ нужно ли мне общаться с этим человеком дальше, или нет. Если нужно/хочу общаться — придется, кроме слива недопрожитых переживаний, еще и заняться кресением и пересмотром решений, на боли принятых. Если общаться не хочу, достаточно слива чувств (иначе говоря — признать и проявить для себя самой подавленную часть чувств по той ситуации), и человека можно будет спокойно отпустить из своей жизни и больше не вспоминать.

Вот, как-то так…

Источник:
lyosia.livejournal.com